МОСКВА, ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ОБЩИНА СВВ. ПЕТРА И ПАВЛА
14 Апреля 2022 года

Великий Четверг


Мф 26:17-30
17. В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?
18. Он сказал: пойдите в город к такому‐то и скажите ему: «Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими».
19. Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.
20. Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;
21. и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
22. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?
23. Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;
24. впрочем, Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.
25. При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви́? Иисус говорит ему: ты сказал.
26. И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
27. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,
28. ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая во оставление грехов.
29. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.
30. И, воспев, пошли на гору Елеонскую.

Параллельно с Второй Мировой войной, которая сама по себе была страшным событием, происходило еще одно, не менее страшное событие, известное как «Холокост». Это было целенаправленное уничтожение евреев режимом нацистской Германии. Во время Холокоста были зверски убиты (по самым скромным оценкам) не менее 6 миллионов человек. И вот в связи с этим в богословии второй половины XX в. появилось даже целое понятие: «богословие после Холокоста» и связанный с ним риторический вопрос: «Как возможно богословие после Холокоста?». Это понятие (и этот вопрос!) подразумевают, что многие «шаблонные» ответы на сложные вопросы, данные в учебниках богословия, необходимо радикально пересмотреть. А что за сложные вопросы и шаблонные ответы здесь имеются ввиду?

Если говорить о вопросах, то прежде всего это вопрос о природе и смысле существования зла в нашем мире. А именно: почему Бог — если он по определению Благ и Всемогущ — допускает существование зла? И не просто какого-то абстрактного зла, а вполне конкретного зла, от которого страдают люди, Его творения? Такого, например, как войны или массовые убийства мирных людей? По большим праздникам читая Никейский Символ Веры, мы с Вами исповедуем: «верую во Единого Бога Отца, Вседержителя». И слово «Вседержитель» (греч. «Pantokrator» - «Всевластитель») означает, что Бог властен над всем своим творением и что во всем, что происходит так или иначе проявляется Его Благая Воля.

Однако, как тогда быть с грехом и злом в нашем мире? С одной стороны, Бог по определению не может быть источником греха и источником зла. И таким образом, зло — это не результат действия в нашем мире Бога, но результат действия других существ, обладающих свободой — например, пораженных первородным грехом людей или даже демонов. То есть, предполагается, что Бог позволяет разумным существам действовать, но некоторые из них делают выбор в пользу зла, от этого и происходит всё зло в нашем мире.

Однако, если Бог действительно является тем самым Вседержителем, которому подчинено все творение, то почему Он не остановит зло? Не остановит действие этих самых существ, делающих выбор в пользу зла?

И этот вопрос становится для нас тем болезненнее, чем более страшные проявления зла мы наблюдаем в нашем мире: теракты, тоталитаризм, беззаконие, геноцид… Холокост, с которого мы начали наш разговор, был страшным событием. Но до Второй мировой войны, в рамках которой он происходил, была также и Первая Мировая война — событие, ставшее страшным шоком для Европы, потому что на этой войне смерть впервые стала промышленной технологией. Да и вообще мировая история богата такого рода страшными событиями. Даже если я просто назову ряд географических названий, например: Катынь, Колыма, Беслан, Руанда, Сребреница, Карабах, —уверен, Вы вспомните много ужасных событий, которыми так богата новая и новейшая история.

Та вот, почему Бог не остановит все это? Возможно, Бог может всё это остановить, но по какой-то причине — не желает? Тогда как соотнести это с тем фактом, что Бог есть любовь? С тем фактом, что Господь «щедр, долготерпелив и многомилостив» (Пс 102:8)?

Как можно ответить на такого рода сложные вопросы?
Если говорить о тех самых ответах (с которых мы начали), попыток ответов на эти вопросы о сущности и смысле зла в истории богословия было множество. Некоторые, например, полагали, вопреки ясным словам Писания и Никейского Символа Веры, что Бог не является в полном смысле слова Вседержителем, что Его Воля проявляется, но не во всем, что происходит в нашем мире.
Или другой вариант ответа: Бог действительно является Вседержителем, но допускает существование зла, позволяя этому злу действовать. Но в Своей Безграничной Милости Он полагает этому злу предел, так чтобы оно не разрушило наш мир окончательно — так, в частности, говорится в «Формуле Согласия», нашем конфессиональном документе. То есть Бог позволяет действовать злу по тем или иным причинам (для нас непостижимым!), но Сам по Себе источником зла Бог не является.
Или вот, третий возможный вариант: Бог действительно есть Вседержитель и все в нашем мире действительно происходит по Его Воле. И Бог допускает существование Зла (позволяя ему действовать), но будучи вне времени и пространства Он знает все события прошлого, настоящего и будущего и в своей безграничной благости и мудрости даже зло тем или иным способом ведет в конечном итоге к осуществлению Своей Благой Воли. Так полагал, например, Жан Кальвин.
Итак, варианты ответа, как мы видим, конечно, есть. Кому-то они кажутся более, кому-то менее убедительными. Однако, проблема в том, что из всех этих попыток ответа следует еще один, не менее сложный вопрос: если говорить о не об абстрактном зле, а о конкретном проявлении зла (которому Бог допускает существовать) — то как вот в этом конкретном проявлении зла соотносятся человеческая ответственность и Верховная Власть Бога над нашим миром? Как соотносятся действие человека и вечное Божественное Предопределение, о котором мы читаем в Священном Писании?

Посмотрите, например, внимательно книгу Исход, особенно сцены египетских казней, противостояния Моисея и упрямого фараона, не желавшего отпустить сынов Израиля (Исх, гл. 5-14). В некоторых местах говорится, что упрямый фараон «ожесточил свое сердце» (Исх 8:15), то есть стал совершенно непробиваем и туп, невосприимчив к обличениям пророка. Однако, в других местах той же книги говорится, что это Господь ожесточил сердце фараона (Исх 7:3). Если верно второе, то получается, что Бог несправедливо карает фараона и египтян за то жестокосердие, которое сам же наслал на фараона.

Что же здесь является причиной египетских казней — Воля Самого Бога или тупость и упрямство жестокосердного фараона? А может быть, причина — и то и другое, одновременно? Так что фараон ответственен за свой выбор, который Он делает в рамках Божьей Воли и Божьего Определения?

Как быть с такого рода сложностями и противоречиями? Сможем ли мы разрешить их? Боюсь, что нет. Однако, сможем ли мы научиться жить с такого рода противоречиями? Вот тут я рискну предложить вариант: вероятно, можем. Потому что Сам Спаситель, если верить отрывку из Матфея, который мы сегодня услышали, жил с такого рода противоречием: «Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками; и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня. Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи? Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем, Сын Человеческий идёт, как писано о Нём, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться. При сём и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал» (Мф 26:20-25).

Итак, Иуда собирается предать Христа. Он совершает грех настолько тяжкий, что лучше было бы Иуде вообще не родиться. И за этот тягчайший грех он в свое время должен будет держать ответ перед Богом. А тот факт, что Иуда будет держать ответ — предполагает свободу действий со стороны Иуды. Предполагает, что Иуда сделал выбор в пользу страшного греха...

Однако вместе с тем, смотрите: «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём». Страдающий Мессия идет тем путем, который был определен для Него Богом Отцом еще прежде сотворения мира. Христос идет тем путем страданий и Крестной Смерти, о котором за многие века до Его рождения возвещал пророк Исаия: «...[Помазанник] взял на Себя наши немощи и понёс наши болезни; (...) Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились» (Исаия 53:4-5). Уже в те далекие времена — примерно за 700 лет до Р.Х. - Дух Святой устами Исайи предвозвещает, что Сын Человеческий станет жертвой за грехи людей. Именно поэтому «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём».

А Павел в Послании к Ефесянам говорит, что «[Бог] избрал нас [во Христе] прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе через Иисуса Христа, (…) в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Ефес 1:4-6). Однако, если верно то, что говорят и Исаия и Павел, то наше предопределённое усыновление во Христе было бы невозможно без Крестной Жертвы Христа. А это также означает, что и Крестная Жертва была предопределена. Но если Голгофа была предопределена — как Иуда может нести ответственность за то, что эту Голгофу приблизил? Ведь фактически Иуда способствовал исполнению Божьего Замысла, приблизил наше Искупление, Спасение и Усыновление.

Что же здесь играет решающую роль: Предвечное Божье Определение или человеческая ответственность? А может быть, если попробовать предложить уж совсем парадоксальное решение — справедливо и то и другое: человеческая ответственность внутри Божьего Предопределения? Потому что, повторюсь: «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается». То есть: Бог определил Крестный Путь Христа еще прежде создания мира, но Иуда, вследствие преступления которого Христос сделал первые шаги на этом крестном пути — сам должен будет ответить за свой выбор в пользу зла?

Так вот, возможно ли существование в одной конструкции Божьей Воли и человеческой ответственности, одновременно? Сразу скажу, что решения этого парадокса у меня нет. Я, конечно, полагаюсь на слова Священного Писания, но не всё, что в нем сказано, я могу вместить. Да и кроме того, я - конечное существо, живущее во времени и пространстве (да еще и носящее в себе заразу греха!). Я наблюдаю систему этого мира изнутри. А чтобы понять ту или иную систему, ее нужно наблюдать не изнутри, а извне. Господь способен на это, а я — нет. Христос был способен жить с этим противоречием, а у меня не очень хорошо получается. Так что и решения этого парадокса у меня нет. А, как хорошо сформулировал доктор Лютер, в тех случаях когда Священное Писание свидетельствует нам о чем-то, что мы не сможем вместить и понять, нужно просто смиренно позвонить Святому Духу быть мудрее нас.

Так вот, решения этого парадокса у меня нет. Однако, в определенном смысле, выход из этого парадокса был предложен. Подчеркну: не решение этого парадокса, но выход их этого парадокса. И что же это за выход?

Доктор Лютер, размышляя в том числе и над этим вопросами соотношения человеческой воли и Божественного Предопределения, предложил два интересных понятия: сокрытый Бог и явленный Бог. В чем суть этих понятий:
Допустим, мы видим вокруг себя те или иные события (включая события поистине страшные, такие как тот же Холокост). Или мы читаем в Писании о противоречиях такого рода, которые я изложил выше — например, о том, что Господь ожесточил сердце упрямого фараона, (который ожесточил свое сердце сам!).
Так вот, когда мы начинаем размышлять о том, в чем глубинная суть и смысл такого рода событий и какое место такие события могли бы занимать в Бесконечно Благом и Справедливом Божьем Замысле, нам приходится признать, что мы не понимаем этого и не в состоянии понять. Бог кажется нам далеким и непонятным, а может даже страшным, несправедливым и жестоким. И Лютера такая картина Бога действительно ужасала своей непостижимостью. Это и есть сокрытый Бог, Замысел которого мы не в состоянии постичь.

Но нам - напоминает доктор Лютер - также известно вот что: это Сокрытый Бог явил себя людям. И не просто явил, не просто как-то говорил с людьми, но в буквальном смысле слова перешагнул через ту пропасть, которая со времен грехопадения отделяла Его от его творений. Иисус Христос — воплотившийся ради нас Единородный Божий Сын это и есть тот самый явленный Бог.

Так вот, когда мы размышляем о непостижимости Божьего Замысла и о том, какую роль может иметь в этом Замысле то или иное зло - мы понимаем, что ничего не понимаем. И это нормально. Но когда мы задумываемся о Воле Бога, обращенной к нам — людям, страдающим от греха и зла — мы вспоминаем, что не просто Воля Бога, но Сам Бог был явлен нам в воплощении Иисуса Христа.

А в вочеловечении Иисуса Христа Бог не просто являет себя людям. Бог живет рядом с людьми. Бог исцеляет людей - то есть помогает им, сопереживая их нуждам. Бог говорит с людьми. Бог зовёт к Себе людей, говоря: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф 11:28). Бог служит людям как слуга, даже как раб — вспомните, как Христос умывал ноги своим ученикам: «Ибо — говорит Он - Сын Человеческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф 20:28).

Однако наш явленный, воплотившийся Бог идет даже еще дальше. Ради людей Христос идет на крест и становится жертвой за грехи мира, жертвой за грехи каждого из нас. Так чтобы всякий, кто уверует в Него не погиб, но имел вечную жизнь (Ин 3:14-16). И таким образом, в этом воплощении Бог даже не просто являет Себя нам, а отдает нам Всего Себя, отдает без остатка: «И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Моё. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф 26:26-27).

Сегодня мы с Вами отмечаем установление Таинства Евхаристии - важнейшего Таинства христианской церкви. Таинства во время которого мы с Вами — по слову Христа и в соответствие с Его Установлением — в хлебе и вине принимаем Его Тело и Кровь. И Великая Тайна этой Святой Трапезы (присутствия Тела и Крови Христовых в хлебе и вине) непостижима для нас так же, как непостижим Божий Замысел или как Тайна Святой Троицы.

Однако, у Таинства Евхаристии есть и еще один очень важный аспект, о котором иногда забывают. Устанавливая это Таинство, Христос говорит: «Сие творите в мое воспоминание» (1 Кор 11:24). Святая Евхаристия призвана каждый раз когда мы к ней подходим, напоминать нам о том, что Крестная Жертва Христа была за нас и для нас. Напоминать нам о том, что Бог отдал Себя за нас и отдал Себя нам.


***
Мы видим в этом мире множество страданий, множество несправедливости и множество зла. И мы не понимаем, какое место это зло может иметь в Бесконечно Благом и Справедливом Божьем Замысле. Но что мы можем понять, так это то, что Христос сходит в мир, лежащий во зле — для того чтобы как человек пострадать от зла. А это значит, что Христос — в некотором смысле — проходит путь страдания вместе с каждым человеком.

Он проходит этот путь вместе с гражданскими, которые во время вооруженных конфликтов страдают от голода и лишений, прячутся в бомбоубежищах. Он проходит этот путь вместе с ранеными, контуженными и другими пострадавшими. Вместе с узниками тюрем и лагерей. Вместе с беженцами и людьми, потерявшими кров. Вместе с несправедливо угнетаемыми. И если говорить о вооруженных конфликтах — вместе с солдатами по обе стороны фронта, чья жизнь ежедневно находится под угрозой. Кстати, категорически неверно думать, что Христос страдал и умер только за людей по одну сторону фронта (а не за людей по другую его сторону!). Нет, Христос на Кресте отдает свою жизнь чтобы все приходили через Него к Богу.

Однако, увы, не все пожелали прийти к Богу через Христа. Христос действительно пришел для того чтобы пострадать от зла и через это страдание и смерть подарить людям искупление Своей Кровью, о чем нам напоминает и Таинство Святой Евхаристии. Но не все уверовали во Христа и не все приняли и применили Крестную Жертву Христа к себе. Не все, так сказать, актуализировали ее в своей жизни.

Пример тому — Иуда, историю которого мы прочитали выше. Он не просто не верил во Христа, но совершил деяние настолько гнусное, что лучше было Иуде вообще не родиться. И хотя даже зло, которое совершил Иуда, имело свое место в исполнении Божьего Замысла, (ибо «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём»), Иуда все же выбрал зло. И так же как Иуда, выбирают зло очень и очень многие. Как хорошо сказано об этом в Евангелии от Иоанна: «Суд [Божий] состоит в том, что свет пришёл в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Иоанна 3:19-20). И вот с учетом того, что большинство людей в нашем мире больше любят тьму, чем свет — стоит ли удивляться, что в нашем мире мы до сих пор видим те самые проявления зла - войны, геноцид, теракты…? Однако, Христос сошел в мир, лежащий во зле именно для того, на Кресте взять на себя грехи людей и открыть человечеству путь к грядущему Небесному Царству, в котором греху и злу уже не будет места.

Но пока мы здесь, в мире, который все еще лежит во зле. Мы — смертные, ограниченные существа. Мы ужасаемся от того, что видим вокруг и не понимаем, как зло соотносится с Вечным Благим и Справедливым Божьим Замыслом. Мы не понимаем Сокрытого Бога. Что нам остается? Отвечаю: сосредоточиться на явленном Боге. Верить в Иисуса Христа как нашего Спасителя и Искупителя. Принять Крестную Жертву Христа как принесенную личной за каждого из нас. Применить эту Крестную Жертву к себе и своей жизни. Довериться Христу и уповать на Христа как на своего Спасителя. Просить о помощи и поддержке Духа Святого, которого Христос посылает в помощь своим верным. Всеми силами бежать от греха и всеми силами держаться за Христа, за прощение грехов, которое Он дарует. И не пренебрегать Святым Причастием, которое Христос установил для нас в воспоминание о Его Жертве и для укрепления нашей немощной веры.

И еще, что нам действительно нужно: не отчаиваться, помня о том, что какие бы страшные события с нами не случались, наши страдания здесь, на этой земле — временны. И кроме того - это тоже крайне важно — нам самим ни в коем случае нельзя становиться проводниками ненависти, греха, зла и разрушения в этом мире. Христовы верные должны быть в этом мире проводниками Христа, являть Его Свет и нести благую весть о Его смерти за наши грехи. Распространять вокруг себя Свет, а не тьму.


***
И вот, если попробовать подвести итоги и вернуться к вопросу, с которого мы начали: как возможно богословие после Холокоста? Хотя у меня, как я уже сказал, нет ответов на все вопросы, на этот вопрос я все же рискну дать ответ, хотя, может быть мой ответ кому-то покажется циничным. Богословие после Холокоста возможно. Возможно так же, как оно было возможно до Холокоста. Возможно так же, как оно было возможно до, после и во время Первой мировой войны, сталинских репрессий, геноцида в Руанде, войны в Чечне, терактов в лондонском метро... и других страшных событий новой и новейшей истории, о которых, я уверен, вы сами прекрасно осведомлены.

Потому, что подлинная основа богословия — Христос и Его Крестная Жертва. «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Моё. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из неё все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» - так говорит Явленный Бог. Эти слова звучали тогда и звучат сейчас. И они так же звучали и звучат во время страшных событий, смысл и назначение которых мы, возможно, не понимаем. Но Смерть Христа за наши грехи и Его Воскресение из мертвых — это исторический факт, не зависящий от страшных событий, окружающих нас. А значит, и реальность этих слов Христа и реальность установленной Им Святой Трапезы не зависит от этих страшных событий.

И я знаю, что для людей, испытывающих на себе вполне конкретное действие конкретного зла все то, что я сейчас сказал, может показаться какими-то отвлеченными теориями, а значит будет слабым утешением. Однако, я сам — очень плохой утешитель. За утешением следует обратиться не ко мне, а ко Христу. Ко Христу, который умер за наши грехи и воскрес ради нашего оправдания (ср.: Рим 4:25). Ко Христу, который, будучи Истинным Воплотившимся Богом, отдал людям всего себя, без остатка, о чем и свидетельствовал: «сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов». Аминь


Видеозапись: Проповедь Ефима Романенко 14.04.2022




Другие проповеди по этому же поводу:

01 Апреля 2021 - Великий Четверг (Пастор  Д. Лотов)
09 Апреля 2020 - Великий Четверг (Пастор  Д. Лотов)
18 Апреля 2019 - Великий Четверг (Пастор  Д. Лотов)
29 Марта 2018 - Страстной Четверг (Пастор  Д. Лотов)
13 Апреля 2017 - Великий Четверг (Пастор  Д. Лотов)
24 Марта 2016 - Проповедь настоятеля, о. И. Чернышева на Страстной (Чистый) четверг (Пастор  И. Чернышев)
02 Апреля 2015 - Страстной Четверг (Пастор  Д. Лотов)
17 Апреля 2014 - Великий Четверг (Пастор  Д. Лотов)
28 Марта 2013 - Великий Четверг (Пастор  Д. Лотов)