МОСКВА, ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКАЯ ОБЩИНА СВВ. ПЕТРА И ПАВЛА
04 Декабря 2016 года

2 воскресенье Адвента


1 Кор.4, 1-5
Итак каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих. От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным. Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или [как] [судят] другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо [хотя] я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не придёт Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога.

Если под натиском современных СМИ вы ещё не забыли классику русской литературы, то помните, что пьеса Грибоедова «Горе от ума» заканчивается воплем отчаяния Фамусова: «…что будет говорить княгиня Марья Алексевна?». Этот вопль как нельзя лучше выражает один из могущественнейших факторов человеческого бытия – оглядку на других, на так наз. «общественное мнение». Что обо мне скажут, что обо мне подумают, если я сделаю то или это? Люди придают мнению ближних настолько большое значение, что многое делается или, наоборот, не делается именно из-за того, что о твоём действии могут что-то сказать. Ведь так не хочется выделяться, обращать на себя повышенное внимание, так удобно плыть в общем потоке, так комфортно быть подобным большинству. Человеку свойственно претендовать на индивидуальность, однако ведёт он себя, как существо стадное, поэтому при каждом случае и оглядывается на окружающих. Увы, христиане от этого чувства также не свободны, что влечёт за собою не самые лучше последствия. Например, многие, именующие себя Господними верными, верны только наедине с собой или в кругу единоверцев. А вне этого круга вся верность заканчивается, потому что показать своё христианство на людях, особливо в сообществе неверуюших, не то чтобы страшно – всё-таки сейчас не советская эпоха – но как-то дискомфортно. Ведь никому не хочется быть как-то задетым, высмеянным и т.п. Может быть и другой вариант, при котором ты принадлежишь к иному исповеданию, нежели большинство. Опять-таки дискомфортно: не в ту сторону перекрестился – ну что обо мне подумают? Чисто по-человечески это можно понять, но подумайте вот о чём: если бы, например, апостол Павел руководствовался такими умонастроениями, то он никогда бы не стал проповедовать Христа. Ведь он находился в среде не только не дружественной, но зачастую и резко враждебной. Среди своих соплеменников он выглядел предателем, отступником. И отношение было соответствующим. Достаточно вспомнить, что во время последнего пребывания в Иерусалиме он остался жив только благодаря вмешательству римских властей, вырвавших его из рук иудеев. Пересмотрите те места в его посланиях, в которых он рассказывает о своих злоключениях – таковые были плодами отношения к нему, а сие отношение рождалось из соответствующего мнения. Поистине, если бы он сидел тихо, воспринимая веру, как своё личное дело, жизнь его была бы куда комфортнее и спокойнее. Но в том-то и дело, что Павла совершенно не интересовало, что о нём думают окружающие, о чём он и написал в услышанном сегодня Первом Послании к Коринфянам: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или [как] [судят] другие люди». Почему так? Потому что для него было важно лишь одно – быть в единстве со Христом и исполнять порученное служение. В силу этого он и благовествовал, несмотря ни на что: несмотря на непонимание и отвержение, несмотря на тюремные заключения и избиения. Один раз его даже побили камнями, причём так, что сочли мёртвым. Тем не менее, Павел продолжал своё служение. Поэтому он с полным правом написал: «Итак каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих. От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным». Что это значит? Что любой человек должен видеть, что ты – христианин. Ты не должен скрывать свой веры, потому что если ты её скрываешь, то тем самым стыдишься Христа. Есть люди, которые, вследствие каких-то перемен в своей жизни, разрывают прежние знакомства, потому что таковые, с их точки зрения, в новых обстоятельствах становятся неподходящими. А если и не разрывают, то не афишируют, скрывают. И если кто-то всё же увидел их в обществе вот такого неподходящего знакомого, то они сразу делают вид, что этот не со мной. Но если такое случится в отношениях с Христом, если ты постыдишься Его, то и Христос потом постыдится тебя – об этом есть совершенно однозначное обетование. Вот о чём стоит задуматься, потому что искушение «не высовываться», быть таким как все, всегда есть и всегда будет. Вопрос лишь в том, есть ли от такого «невысовывания» польза? Причём даже не в масштабах вечности, а в масштабах видимой реальности? Представьте, пользы тут никакой. Чем меньше ты заявляешь о своих убеждениях, тем меньше с тобой будут считаться. Приведу, как говорят математики, «доказательство от противного». Ислам в Европе. Это исповедание меньшинства. Пока что меньшинства. Но уже сейчас сие меньшинство активное, не боящееся говорить о своей вере, причём очень громко. Они не боятся быть заметными и что же? - с ними вынуждены считаться. Вот чтобы христианам быть такими же! Однако, не надо вселенских масштабов. Начинать надо не с христианства в Европе, а с самого себя. Верен ли я? Воспринимают ли меня домостроителем Божиим, или в таковом качестве не воспринимают совершенно? А если не воспринимают, то почему?

Быть истинным христианином, т.е. не исполнителем предписанных обрядов, а реальным Божьим верным, всегда было непросто – даже в те времена, когда большинство, по крайне мере на словах, исповедовало Христа. Сегодня это ещё сложнее, потому что вокруг нас с одной стороны, пышно расцвели прагматизм и безверие, а с другой стороны, до чрезвычайности активизировались лжеучения. Поэтому быть христианином сегодня означает не только быть иным, но и не бояться быть иным, не бояться отличаться от большинства посредством явления верности Господу и в слове и на деле. У нас, как у лютеранской общины, ситуация тем более сложная, ибо во-первых, мы являемся незначительным меньшинством даже в местной христианской среде, а во-вторых, страна, в которой мы обретаемся, всё глубже погружается в одичание. В этом одичании расцветают самые дикие суеверия, следование которым сегодня всё больше приравнивается к выражению патриотизма. Трудно быть другим – можно и во враги народа попасть. Да, можно. Но намного хуже оказаться во врагах Христа. Намного хуже постыдиться Его, потому что потом Он постыдится тебя.

Второе Пришествие приближается. С каждым днём мы продвигаемся навстречу как к нему, так и к встрече с Богом. И самый главный отчёт мы будем давать не людям, а Ему. Поэтому любого из нас, так же как и Павла, должно очень мало заботить, что именно думают о нас люди. Главное – что думает о нас Господь. Соответственно, главное для нас – быть верными, по настоящему верными, и исполнять своё предназначение, т.е. быть письмами Христа этому миру, являя Его любовь и призывая ближних к обращению и покаянию, чтобы в час Второго Пришествия они не оказались вне Бога, вне Его милости, вне Его Царства, вне жизни. Такова наша задача, данная нам Христом, и мы должны её исполнять, чтобы самим не оказаться недостойными. «Итак каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих. От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным». Аминь.


Видеозапись: Проповедь Дмитрия Лотова 04.12.2016




Другие проповеди по этому же поводу:

05 Декабря 2021 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Д. Лотов)
06 Декабря 2020 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Д. Лотов)
08 Декабря 2019 - 2 Воскресенье Адвента (Диакон  Е.Романенко)
09 Декабря 2018 - 2 воскресенье Адвента (Диакон  Е.Романенко)
10 Декабря 2017 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Д. Лотов)
06 Декабря 2015 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Д. Лотов)
07 Декабря 2014 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Д. Лотов)
08 Декабря 2013 - ГРЯДУЩИЙ СПАСИТЕЛЬ (Пастор  Г. Азиков)
09 Декабря 2012 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Г. Азиков)
04 Декабря 2011 - 2 воскресенье Адвента (Пастор  Д. Лотов)